8 499 763-34-34
Техническим специалистам

Гигиеническое нормирование качества питьевой воды как движущая сила модернизации технологии водоподготовки

А. В. Бабаев, Е. А. Столярова

1 Бабаев Алексей Владимирович, заместитель начальника – главный инженер Управления водоснабжения, АО «Мосводоканал» 105005, Россия, Москва, Плетешковский пер., 2, тел.: (499) 263-02-39, e-mail: babaev@mosvodokanal.ru

2 Столярова Елена Александровна, начальник отдела главного технолога Управления водоснабжения, АО «Мосводоканал» 105005, Россия, Москва, Плетешковский пер., 2, тел.: (499) 263-92-04, e-mail: stoliarova_ea@mosvodokanal.ru

Рассмотрены вопросы развития отечественной нормативной базы по качеству питьевой воды и влияния тенденций расширения требований на технологию водоподготовки на примере Московского водопровода. В основу требований к качеству питьевой воды как в нашей стране, так и за рубежом положены критерии, сформулированные Всемирной организацией здравоохранения в середине прошлого века. В разных странах требования могут различаться в зависимости от национальной политики по питьевой воде, представленной в виде системы законов, стандартов и других нормативных актов. В Российской Федерации нормы качества питьевой воды определяются санитарно-эпидемиологическим законодательством, которое устанавливает предельное содержание всех нормируемых видов загрязнений. Действующие требования к качеству питьевой воды определяют технологические решения, реализуемые на сооружениях водоподготовки. Введение новых нормативных требований становится мощным толчком к реконструкции существующих сооружений и к дополнению технологии новыми современными методами. Так, ужесточение нормативов по содержанию побочных продуктов хлорирования и требований по эпидемической безопасности воды (нормирование вирусного и паразитарного загрязнения) привело к планомерной работе по модернизации московских станций водоподготовки с внедрением методов озоносорбции и мембранного фильтрования. Уже сегодня более 40% питьевой воды Москвы очищается на сооружениях, имеющих в своем составе блоки доочистки воды, позволяющие гарантированно очищать ее до нормативных требований. Вместе с тем действующие нормативные документы содержат противоречия, следствием которых является необходимость выполнения комплекса дорогостоящих мероприятий по улучшению качества питьевой воды. С учетом активной работы по пересмотру действующих требований следует особо обратить внимание на приведение в соответствие между собой отдельных нормативных актов.

Ключевые слова: качество питьевой воды, нормативные требования, ГОСТ, СанПиН, сооружения водоподготовки.

Понятие «качество питьевой воды» имеет конкретное определение, сформулированное Всемирной организацией здравоохранения еще в середине прошлого века: питьевая вода должна быть безопасна в эпидемическом отношении, безвредна по химическому составу и обладать благоприятными органолептическими свойствами.

Исходя из этого определения питьевая вода – это вода, которая не представляет риска для здоровья в течение всего времени ее потребления человеком, т. е. в течение всей жизни. Такая вода пригодна не только для питья, но и для применения в домашнем хозяйстве, включая личную гигиену.

На международном уровне критерии безопасности питьевой воды определены Руководством ВОЗ, Директивой ЕС и другими документами, но в каждом конкретном государстве они регламентируются национальной политикой по питьевой воде, включающей систему законов, других нормативных актов, стандартов и т. д. Примеры документов международного нормирования и их особенности приведены в табл. 1.

Таблица 1.

Документ

Уровень

Особенности разработки

Руководство по качеству питьевой воды ВОЗ

Международный

С учетом результатов фундаментальных исследований; является основой для разработки стандартов государств

Директива ЕС 98/83

Международный,

региональный

С учетом региональных особенностей, уровня технического и экономического развития

Россия: СанПиН 2.1.4.1074-01

Франция: Закон о воде от 3 января 1992 г. № 92-3

Германия: постановление об изменении постановления о питьевой воде от 21 мая 2001 г.

Национальный

С учетом уровня технического и экономического развития, национальных и социальных особенностей

В России требования к качеству питьевой воды регламентируются федеральными законами. Так, в соответствии с пунктом 3 статьи 1 Федерального закона от 7 декабря 2011 г. № 416-ФЗ «О водоснабжении и водоотведении», «требования к качеству и безопасности воды, подаваемой с использованием централизованных систем холодного водоснабжения, устанавливаются законодательством Российской Федерации в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения и законодательством о техническом регулировании».

Конкретные требования к качеству питьевой воды определены Федеральным законом от 30 марта 1999 г. № 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения», согласно которому «индивидуальные предприниматели и юридические лица, осуществляющие эксплуатацию централизованных систем питьевого водоснабжения, обязаны обеспечить соответствие качества питьевой воды санитарным правилам» (пункт 2 статьи 19). «Соблюдение санитарных правил является обязательным для граждан, индивидуальных предпринимателей и юридических лиц» (пункт 3 статьи 39).

Санитарно-эпидемиологическое законодательство устанавливает предельное содержание всех нормируемых видов загрязнений. Изменение показателей качества питьевой воды в российских нормативных документах представлено в табл. 2.

Таблица 2.

Показатель

Временный стандарт 1937 г.

ГОСТ 2874-54

ГОСТ 2874-73

ГОСТ 2874-82

СанПиН

2.1.4.559-96,

2.1.4.1074-01

ОМЧ при 20–23°С через 48 ч, КОЕ/мл

≤30 –среднегодовое; ≤50 – отдельное среднемесячное;

≤75 – отдельные определения

Не нормируется

ОМЧ при 37°С через 24 ч, КОЕ/мл

Не нормируется

≤100

≤100

≤100

≤50

Количество кишечных палочек, КОЕ/л

≤3

≤3

≤3

≤3

Нормируется ОКБ и ТКБ

Первый государственный стандарт на качество питьевой воды в нашей стране – «Временный стандарт качества очистки водопроводно-хозяйственной воды» был введен в действие в 1937 г. Следует отметить, что это был первый в Европе и второй в мире (после США) официальный нормативный документ на качество воды. Принятый в 1914 г. в США стандарт не имел государственного статуса, а относился к деятельности водных компаний. Тем не менее в нем были сформулированы требования к качеству питьевой воды.

В СССР стандартом 1937 г. предусматривались конкретные нормативы в отношении бактериального состава, органолептических свойств воды (мутность, цветность, привкус и запах) и содержания остаточного хлора. Эти нормативы по некоторым показателям были гораздо более строгими по сравнению с действующими в настоящее время: средняя мутность – не более 0,5 мг/л, цветность – не более 15 град. Кроме того, для Москвы и Ленинграда устанавливались еще более строгие требования: мутность питьевой воды не должна была превышать 0,25 мг/л. Аргументировалось это тем, что водопроводно-канализационное хозяйство этих городов имело большие возможности с точки зрения финансирования и материального обеспечения по сравнению с другими городами и регионами.

К этому времени в Москве уже действовали Рублевская и Восточная (Сталинская) водопроводные станции. На Рублевской водопроводной станции (введена в эксплуатацию в 1903 г.) использовали безреагентную технологию очистки воды на медленных английских фильтрах. При проектировании станции были приняты рекомендации гигиенистов, касающиеся только обеспечения микробиологической безопасности воды. Учитывая хорошее исходное качество воды р. Москвы, реализованная технология успешно справлялась с такой задачей.

Введение в 1937 г. жестких нормативов потребовало проведения серьезных мероприятий на сооружениях водоподготовки. Для обеспечения установленных требований в Москве было введено постоянное хлорирование воды, а технология водоподготовки на действующих и вводимых сооружениях претерпела принципиальные изменения. К середине 1930-х годов все новые сооружения работали по двухступенчатой технологии очистки воды, включающей обработку коагулянтами, отстаивание и фильтрование на скорых фильтрах. Перед подачей в сеть вода обеззараживалась. Такая технология позволила выполнить не только требования стандарта по физико-химическим показателям, но и решить проблемы запаха, привкуса и бактериологической безопасности.

Впоследствии нормативная база пересматривалась каждые 10–15 лет, при этом требования к качеству питьевой воды стали менее строгими по сравнению с нормативом 1937 г. Однако принципиальных изменений в нормативной базе не происходило. В связи с этим все вновь вводимые сооружения опирались на традиционную двухступенчатую технологию очистки и при условии послабления требований к качеству питьевой воды решали основную задачу – обеспечение водой растущего города. В этот период основное внимание уделялось обеззараживанию воды, коагулянты применялись в минимальных количествах (на станциях волжского водоисточника практиковалось периодическое дробное коагулирование).

Ситуация коренным образом изменилась в начале 1990-х годов. Гигиенистами впервые было введено нормирование побочных продуктов дезинфекции (хлороформа), а также ужесточение требований по эпидемической безопасности воды (нормирование вирусного и паразитарного загрязнения).

Введение новых нормативных документов стало мощным толчком к реконструкции действующих сооружений и к дополнению традиционной технологии новыми современными методами (озоносорбция и мембранное фильтрование). Результатом стала планомерная работа (с учетом масштабов производства питьевой воды) по переводу всех станций водоподготовки на современные технологии. Уже сегодня в Москве более 40% питьевой воды очищается на сооружениях, имеющих в своем составе блоки доочистки воды, позволяющие гарантированно доводить ее качество до нормативных требований. Таким образом, движущей силой процесса модернизации очистных сооружений водоподготовки являются тенденции реформирования законодательства в области питьевой воды.

Нормативная база на качество питьевой воды претерпевает изменения с учетом результатов отечественных и международных гигиенических исследований. К основным факторам, оказывающим влияние на этот процесс, можно отнести следующие:

  • выявление новых видов загрязнений (фармацевтические, косметические и иные ксенобиотики);
  • разработка ПДК для новых видов загрязнений;
  • пересмотр величины ПДК для уже нормируемых веществ по результатам исследований.

В России за 70 с лишним лет нормирования качества питьевой воды (с 1937 г.) нормативы принципиально изменялись 6 раз, причем за последние 18 лет – 3 раза (в 1997, 2003 и 2007 годах).

В настоящее время в Российской Федерации основным нормативным документом на качество питьевой воды является СанПиН 2.1.4.1074-01 «Питьевая вода. Гигиенические требования к качеству воды централизованных систем питьевого водоснабжения. Контроль качества. Гигиенические требования к обеспечению безопасности систем горячего водоснабжения» с изменениями от 2009 и 2010 годов. Документ устанавливает санитарно-эпидемиологические требования, несоблюдение которых создает угрозу жизни и здоровью человека, и содержит около 1500 нормативов по бактериологическим, вирусологическим, паразитологическим и химическим показателям.

Кроме того, на качество питьевой воды распространяются требования ГН 2.1.5.1315-03 с дополнениями (ГН 2.1.5.2280-07 и др.), содержащие более 1900 нормативов. И здесь необходимо обратить внимание на противоречия нормативных требований с распространением норм ГН на качество питьевой воды.

В соответствии с логикой гигиенического законодательства, СанПиН классификационных групп 2.1.4 распространяются на питьевую воду, СанПиН 2.1.5 относятся к категории «Водоотведение населенных мест. Санитарная охрана водоемов». Соответственно СанПиН 2.1.4.1074-01 содержат в своем составе таблицу исчерпывающих гигиенических нормативов, СанПиН 2.1.5.980-00 таких норм не содержат, они вынесены в отдельные документы – гигиенические нормативы (ГН 1315, ГН 2280 и пр.), являющиеся неотъемлемой частью санитарных правил. ГН как приложение к санитарным правилам используются при контроле сбросов сточных вод и не имеют отношения к питьевой воде. В 2003 г. действие гигиенических нормативов было распространено на питьевую воду. Это привело к далеко идущим последствиям. В одновременно действующих нормативных документах, изначально предназначенных для надзора за разными объектами контроля, содержатся дублирующие показатели, распространенные на питьевую воду. Показатели как ужесточают, так и послабляют требования к качеству питьевой воды. Из всей массы показателей два имеют принципиальное значение – это алюминий и хлороформ.

Остаточный алюминий появляется в питьевой воде в результате ее обработки коагулянтами. Впервые норматив на остаточный алюминий был введен в 1973 г. соответствующим ГОСТ на уровне 0,5 мг/л. Этот норматив сохранился и в СанПиН 2.1.4.1074-01, показатель вредности – санитарно-токсикологический. В 2003 г. требования ужесточили до 0,2 мг/л, при этом показатель вредности был изменен на органолептический. То есть ужесточение норматива произошло с целью удовлетворения эстетических потребностей населения, а не с точки зрения воздействия на здоровье человека.

Хлороформ. Для источников водоснабжения Москвы характерно значительное бактериальное загрязнение. Необходимость обеззараживания воды и поддержания санитарной надежности протяженной водопроводной сети (более 12 тыс. км) обусловливает обязательное применение хлорсодержащих реагентов. Такая практика характерна для всех крупных городов мира. Последствием является образование хлороформа – побочного продукта хлорирования. Нормирование этого показателя впервые было введено в Санитарных правилах в 1998 г. (в версии 1074) на уровне 200 мкг/л, что ниже рекомендаций Всемирной организации здравоохранения (300 мкг/л). Несмотря на мнение экспертов ВОЗ, что процессом дезинфекции нельзя жертвовать в угоду контролю за образованием побочных продуктов, в России требования к содержанию хлороформа в питьевой воде постоянно ужесточаются. Последними гигиеническими нормативами (ГН 2003 и 2007 годов) этот показатель снижен более чем в 3 раза. Действующий в настоящее время норматив 60 мкг/л ниже требований Директивы ЕС.

Учитывая, что критерием безопасности питьевой воды является соответствие указаниям государственных нормативов, в целях выполнения существующих противоречивых требований необходимо проводить комплекс мероприятий по улучшению качества питьевой воды. Соответственно это сказывается на инвестиционных и производственных программах предприятий водопроводно-канализационного хозяйства и, как следствие, на тарифах на питьевую воду.

Учитывая, что в настоящее время активно ведется работа по пересмотру требований к качеству питьевой воды, надеемся, что в новых нормативных документах наконец-то будет наведен порядок и исключено дублирование требований.

Есть еще один аспект. Эволюция нормативной базы неразрывно связана с расширением знаний о влиянии загрязнений на здоровье человека. Логично предположить, что большинство изменений будут направлены в сторону ужесточения требований, в том числе и в связи с массовым распространением в источниках водоснабжения лекарственных и косметических веществ, а также других ксенобиотиков. При этом необходимо отметить важную особенность современного нормирования в нашей стране. Новые, как правило, более жесткие нормативы вводятся единовременно. В результате у предприятий водного сектора нет времени для подготовки и выполнения новых нормативов. Приходится проводить долгосрочные мероприятия по совершенствованию технологии после их внедрения! Поэтому уже сегодня хотелось бы видеть перспективу изменения нормативов для разработки долгосрочных планов реконструкции и модернизации сооружений водоподготовки. При этом принципиальным отличием системы международного, в частности европейского, нормирования от отечественного является поэтапное достижение новых нормативов. Надеемся, что данная практика приживется и в нашей стране.

Выводы. Государственная нормативная база в отношении качества питьевой воды постоянно реформируется. В России за 70 с лишним лет нормирования качества питьевой воды нормативы принципиально изменялись 6 раз, при этом за последние 18 лет – 3 раза в сторону ужесточения требований. Введение новых нормативных документов становится мощным толчком к реконструкции действующих сооружений водоподготовки и к дополнению технологии новыми современными методами. Однако, как правило, более жесткие нормативы вводятся единовременно, не оставляя руководителям предприятий водного сектора времени на проведение мероприятий по совершенствованию технологий на объектах. Учитывая, что в настоящее время ведется активная работа по пересмотру действующих нормативных документов на качество питьевой воды, надеемся, что будут ликвидированы противоречия существующих нормативных актов и учтен опыт европейского нормирования по узакониванию поэтапного достижения новых нормативов.