8 499 763-34-34
Пресс-служба

215 лет Московскому водопроводу!

В этом году исполняется 215 лет Московскому водопроводу. В честь этой памятной даты мы решили перелистать страницы истории, связанные с появлением централизованного водоснабжения в столице.

1779 – 1804
Как снабжалась водой Москва до Указа Екатерины II о строительстве централизованного общественного водопровода?
До XIX столетия жители Москвы пользовались водой из открытых бассейнов – рек Москвы, Яузы, Неглинной, Пресненских, Хапиловских и прочих прудов, и колодезной водой – из неглубоких колодцев на отдельных дворах. Но в 18 веке с развитием города, вода в открытых бассейнах была загрязнена, реки Яуза и, особенно, Неглинная были непригодны для питьевых нужд. Население к концу 18-го столетия Москвы составляло 400 тыс. человек, так что необходимо было подумать о новых источниках водоснабжения для города.

Московский водопровод – старейшее инженерное сооружение столицы, его история начинается 28 июля 1779 года, Екатериной II был отдан Высочайший приказ: «Генерал-порутчику Бауру произвесть в действо водяные работы для пользы престольного нашего города Москвы»…
В понимании наших современников легендарный мытищинский водопровод ограничивается только известным мостом - Ростокинским акведуком.

На самом деле, до постройки знаменитого акведука, одного из элементов водопровода, инженер Бауэр провёл значительные изыскательские работы. Установил, что лучшими источниками для снабжения Москвы водой являются родники около села Большие Мытищи. Местность эта в верховьях Яузы издавна славилась своими ключами, самой вкусной считалась вода Громового ключа. Далее Бауэр предлагал сделать дополнительный захват воды от ключей при пересечении Яузы и Поклонной горы. Без постройки акведука было не обойтись.17 июля 1779 года майору Медеру Ф.И., именно на него Бауэр возложил выполнение основных технических работ, дается приказание: «Отыскать под Ростокиным местные глины, составить смету на кирпичный завод, построить дома и печи, чтобы с весны 1780 года он начал выжигать 2-3 миллиона кирпича». Далее вода будет подаваться самотёком в водоразборные водоёмы на Трубной площади, на Каланчёвке и «в Басманную, Мясницкую и Мещанскую части, а также в здание с резервуаром для чистой воды у Сандуновской площадки». Но выполнить в точности все, что задумал Бауэр не получилось. Стройка продолжалась с большими трудностями, как по условиям местности, так и организационного, технического характера до 1788 года. И только при императоре Павле I в 1797 году возобновили работы по устройству мытищинского водопровода, а уже при императоре Александре I в 1803 году водопровод был практически достроен.

28 октября 1804 года состоялось его открытие. В этот день «появился на свет» московский водопровод – в первопрестольную ежедневно начала поступать чистая и вкусная вода из мытищинских ключей. Вот как описывает это событие современник: «Сие общеполезное дело, начатое великою Екатериною, наконец, совершено Александром, и вода, свежая здоровая уже поит всех жителей московских, имевших в ней всегдашний недостаток… Сия вода, чистая и прозрачная, эта первая после воздуха потребность жизни проведена в столицу из мытищинских колодцев. Невежды - …прославляйте вместе с нами золотые времена сии усердно, искренно, нелицемерно».

Горожане были счастливы, они получили в подарок водопровод.


1826 – 1835
Москва - столица фонтанов
Воду в столицу провели очень своевременно. Что было бы с городом во время исторического пожара в Москве 1812 года, не будь у жителей построенного к тому времени отличного городского водоснабжения. Но в то же время именно чрезвычайная ситуация показала тогда москвичам, как важно иметь необходимое и достаточное количество водоразборных бассейнов и фонтанов по всему городу.

Эксплуатируя мытищинский водопровод, мастера водопроводного дела понимали, что водопроводу требуется хороший ремонт. С учетом допущенных еще ранее при проектировании и строительстве многочисленных ошибок, водопроводом уже давно надо было заняться. В1826–1835 годах начальник Округа путей сообщения в Москве инженер генерал-майор Н.И. Яниш провел реконструкцию мытищинского водопровода. Участок Екатерининского водопровода от Мытищ до села Алексеевского был усовершенствован, после чего стало возможным подавать в Москву 180 тыс. ведер в сутки. Рядом с селом Алексеевским было построено водоподъемное здание, где установили две паровые машины по 24 лошадиных силы каждая и четыре паровых котла. Отсюда по чугунному трубопроводу диаметром 300 мм и протяженностью 7,5 км вода подавалась в выложенный чугунными плитами резервуар на 6,5 тыс. ведер (80 кубометров), расположенный на втором этаже знаменитой Сухаревой башни.

Там имелось «весьма удобное и почти праздное помещение для раздельного бассейна, из которого вода потечет разными чугунными трубами к фонтанам». И вода потекла по трубам к московским фонтанам, установленным на самых красивых и многолюдных площадях, а оттуда разбиралась ведрами и бочками.

Решение о строительстве не простых фонтанов, а художественно оформленных, соответствующих новому облику возрождающейся после французского разорения Москвы, было принято в 1828 году. На Москву буквально обрушился фонтанный бум. Скульптор И.П. Витали (1794–1855) получает заказ на украшение Шереметевского и Никольского фонтанов, а позднее Петровского, Воскресенского и Варварского.

Каждый из этих фонтанов получил собственное имя: Шереметевский (возле Сухаревой башни, в районе современной Большой Сухаревской площади), Никольский (на современной Лубянской площади), Петровский (на современной Театральной площади), Воскресенский (в районе современной Манежной площади близ входа в Александровский сад) и Варварский (в районе современной Славянской площади, рядом с памятником равноапостольным Кириллу и Мефодию). От фонтанов были еще отводы: от Шереметевского — в Сандуновские бани, от Петровского — в долговую тюрьму «Яму» и в бани купца Челышева, от Никольского часть воды шла в три водоема в Китай-городе, устроенных на случай пожаров, от Воскресенского снабжался комплекс Большого Кремлевского дворца, а от Варварского — Императорский Воспитательный дом. Магистраль заканчивалась в Зарядском переулке малым фонтаном, чаша которого, украшенная львиной мордой, была встроена в стену Дома Московского купеческого общества.

У фонтана всегда кипела жизнь. Тут вам и новости, и сплетни, мелкие стычки и деловые переговоры. Сюда подъезжали водовозы на своих могучих лошадях, набирали в бочки воду и развозили по домам. Профессия водовоза была тогда одной из самых популярных рабочих профессий. Их знали в лицо и по имени, их ждали в каждом дворе. И Москву обыватели стали называть столицей фонтанов.

1835 – 1853
Мытищинский водопровод по проекту Н.И.Яниша

Проект директора Мытищинских водопроводов инженера – генерал-майора Николаем Ивановичем Янишем предусматривал снабжение водой жителей девяти частей города: Городской, Тверской, Мясницкой, Пречистенской, Арбатской, Сретенской, Яузской, Басманной и Мещанской, т. е. районов, заселенных преимущественно привилегированными классами московского общества. После перестройки водопровода Янишем из Мытищ до Алексеевского доходило 2,5 тыс. кубометров воды в сутки

Население продолжало пользоваться водоразборными колонками и услугами водовозов. Жители сами ходили за водой несколько раз в день, набирали и несли ее в кадках и ведерках в свои дома. Вода нужна была и для питья, и для приготовления пищи, и для мытья, и для стирки.

У водоразборных фонтанов выстраивались длинные очереди. Как писал А.И. Дельвиг: «Стоимость воды зависит преимущественно от расходов на ее подвозку; последняя еще довольно значительна, потому что цена на овес в последние 25 лет увеличилась в Москве в два с половиной раза от того, что возчики должны даром терять время, ожидая несколько часов очереди для получения воды из бассейнов, несмотря на ежесуточный подъем 180 тысяч ведер мытищинской воды в город.»

Некоторые здания постепенно подключались к городскому водопроводу: Кремлевский дворец, Воспитательный дом, городская тюрьма, городские торговые ряды и театры.

С 1830 года на эксплуатацию водопровода городские власти ввели налог с недвижимого имущества в размере 6% с рубля, поступающего в городской бюджет, что составляло в год 50 тысяч рублей. А домовладельцы переложили этот налог на квартиросъемщиков, которые водой не пользовались.
В 1836 году для регулирования уровня воды в Москве-реке между Каменным и Крымским мостами была построена Бабьегородская плотина.

Эксплуатируя отремонтированный водопровод, Москва все же не перестает чувствовать недостаток в питьевой воде и решает пойти по пути устройства мелких водопроводов. В 1850 г. были начаты работы по устройству двух водопроводов из Москва-реки. Первый - Москворецкий, у Бабьегородской плотины - поднимал 34 тыс. ведер к фонтанам на площадях Арбатской и у сада 4-й гимназии (бывший дом Пашкова), на Трубной площади, а также к двум водоразборным колодцам - у Пречистенских и Петровских ворот. Второй водопровод - Замоскворецкий, у Краснохолмского моста - поднимал 100 тыс. ведер к фонтанам на площадях Зацепской, Серпуховской, Калужской, Полянской и на Пятницкой улице. Однако и этого речного водоснабжения было недостаточно, тем более что вода по трубам шла чаще мутная, да и трубы в зимние месяцы замерзали.

К середине XIX века самотечная система водопровода окончательно устарела для нужд разросшегося города. Чтобы увеличить количество воды, ее следовало подавать под давлением, то есть сооружать принципиально новые механизмы.


1853-1893
Эпоха Дельвига
Основная реконструкция московского водопровода, в то время, когда вода продолжала поступать в Москву из Мытищ, была проведена в 1853-1858 годах. В это время директором Московского водопровода в 1853 году был назначен барон Андрей Иванович Дельвиг, один из образованнейших инженеров того времени. Заслуга барона А.И.Дельвига состояла в том, что он был первым, кто провел без потерь чистую питьевую воду из Мытищинских ключей в столицу.

На Алексеевской водокачке две старые паровые машины по 24 л.с. были заменены новыми по 48 л.с. каждая. Они подавали на Сухареву башню 500 тыс. ведер воды ежедневно, т. е. сколько и было заложено по проекту Дельвига. Чтобы обеспечить бесперебойную подачу воды, был проложен второй ряд чугунных труб 16-дюймового диаметра от села Алексеевского до Сухаревой башни.

Приобретение насосного оборудования для новых водоподъемных зданий Андрей Иванович никому доверить не мог, лично посетив заводы в Берлине, Гамбурге, Брюсселе и Лондоне, он остановил свой выбор на паровых машинах дома «Джеймс Уатт и К». Это оборудование было установлено на Мытищинской и Алексеевской насосных станциях.

Увеличение подачи воды потребовало устройства второго резервуара на Сухаревой башне. Новый резервуар вмещал 7 тысяч ведер воды.

По городу проложили 45 км разводящих труб, оборудовали 26 водоразборов (фонтанов, бассейнов, водоразборных столбиков).

Реконструкция водопровода обошлась в 1,5 млн. руб.

Открытие нового дельвиговского водопровода состоялось 1 ноября 1858 г. При 15-градусном морозе первый раз была пущена вода в городские разборные водоемы, которые были устроены четырех видов: 21 открытый фонтан, три из них на возвышенных постаментах, два водонапорных закрытых бассейна и три водоразборных столбика. Барон Дельвиг писал тогда: «…Только крайняя необходимость заставила открыть новое водоснабжение в ноябре при 15 0 мороза… на новом водопроводе почти всегда сказываются повреждения в трубах и их соединениях, которые легко исправить летом и очень трудно в зимнее время».

Напорный водопровод Дельвига с пол-миллионом тысяч ведер воды в сутки ослабил водяной голод Москвы. Об этом было написано и в статье «Московский Мытищинский водопровод», опубликованной в «Русском художественном листке» в 1860 году: «... Водопровод оправдал ожидания жителей Москвы и при его исполнении Дельвиг показал себя не только честным и добросовестным исполнителем, но и ученым-инженером, вводящим новые данные в гидравлику...».

Одной из особенностей водопроводов эпохи промышленного капитализма является все возрастающий их противопожарный характер. Пожарные колодцы, оборудованные в городе, имели большое значение для тушения пожаров. До этой поры Москва горела очень часто. Огонь тушили «топором» — вырубали очаг пожара, чтобы не допустить его распространения. Такой способ борьбы с огнем не спасал город.

Немного времени прошло и стало очевидно, что рост города опередил расчеты водопотребления, и специалисты водопроводного дела вынуждены были заняться новыми изысканиями, в результате которых были построены дополнительные водопроводы. Впервые было оборудовано 15 пожарных колодцев, что явилось большим подспорьем пожарным частям, появившимся в городе.

В 1870 - 71 годах открыли Ходынский водопровод, его сооружения располагались на Ходынском поле, напротив Петровского парка. От верхнего резервуара Ходынской водокачки, пересекая Ходынское поле и затем по направлению шоссе, и по Тверской-Ямской улице до Садовой был уложен водовод, на котором были устроены четыре колодца. От этого водопровода в городскую сеть поступало до 130 тысяч ведер воды в сутки.

В 1882 году в Преображенской слободе была построена каменная водокачка, от которой в Сокольники и по Хапиловской улице были проложены 5-ти дюймовые трубы, устроены 4 водоразбора и 24 пожарных крана, дававших струю высокого давления. Всего от Преображенского водопровода Москве поступало примерно 60 тыс. ведер воды в сутки.

Дела водопровода шли блестяще! Именно благодаря трудам Дельвига москвичи получали воды столько, сколько требовалось тогда городу. За реконструкцию водопровода и в день 50-летия службы в офицерских чинах А.И. Дельвигу преподнесли подарок – серебряное ведро работы фирмы Поставщика Императорского Двора П. Овчинникова. На одной его стороне в виде барельефа были изображены изба и перед ней телега, крестьянин, мальчик и две лошади, а с другой стороны – выгравирована надпись: «Глубокоуважаемому Снабдителю Москвы здоровою водою Андрею Ивановичу барону Дельвигу от Москвича. 1880 г.»

Замечательный во всех отношениях водопровод Дельвига поил Москву до самого конца ХIХ века. Для России это был период невиданных темпов развития, но дельвиговское сооружение с честью выдерживало этот настоящий натиск эпохи.

1890 – 1893
Новый мытищинский водопровод
В Москве в конце 70 –х годов XIX века ощущался большой недостаток питьевой воды. Был много важных поводов к расширению водоснабжения города. Когда в 1871 году московский водопровод передали в ведение города, городское управление серьезно занялось вопросами канализации. Москва задыхалась в кольце мусорных свалок. Уже действовали железные дороги. Шесть веток подходили к Москве с разных сторон. Число промышленных предприятий и русских, и иностранных увеличивалось в геометрической прогрессии и, как следствие, росло население Москвы.

Проводя в 1876-1878 годах обширные гидрографические изыскания в окрестностях Мытищ, инженер-механик (гидротехник) Зимин Николай Петрович твердо отстаивал идею дополнительно снабдить Москву водой все из тех же, мытищинских водоисточников.

Инженер Владимир Григорьевич Шухов также занимался изысканиями. Они проводились в 1887 – 1888 годах сотрудниками фирмы «Строительная контора инженера А.В. Бари» и легли в основу первого проекта об устройстве в Москве Нового водопровода. Именно этот проект был признан избранным в 1885 году городским головой Н.А. Алексеевым как «наиболее отвечающий условиям, поставленным думою, и наилучше разрешающий задачу водоснабжения».

В начале весны 1888 года изыскательские работы были завершены и в июне законченный «Проект московского водоснабжения» передали в Министерство путей сообщения для утверждения, что и было сделано в феврале 1889 года.

Однако в июне того же года ситуация изменилась. Учредили Временную комиссию по надзору за водопроводом в Москве во главе с И.Ф. Рербергом, которая потребовала снизить ассигнования на строительство, а это повлекло за собой, в свою очередь, сокращение объема работ. Тогда Зимин Н.П. в соавторстве с инженерами А.П. Забаевым и К.Г. Дункером разрабатывают новый проект, осуществление которого началось в 1890 году.

Зимин сократил сметную стоимость проекта на 857 800 рублей путем исключения определенных видов работ, которые были предусмотрены у Шухова. В итоге сократилась подача воды в город, которая составила не 3,5 млн. ведер по Шухову, а 1,5 млн. ведер в сутки.

Были выполнены химические исследования мытищинских вод в Гигиенической лаборатории Московского Университета профессором кафедры гигиены Ф.Ф. Эрисманом. В этой лаборатории «мытищинская вода была подвергнута химическому анализу на все те составные части, которые имеют санитарное значение и от содержания которых зависит доброкачественность воды, т.е. большая или меньшая пригодность ее, как для питания и приготовления кушаний, так и для удовлетворения всех вообще потребностей городского населения».

Вода не содержала значительного количества органических веществ, была мягкой, чистой. Земля под строительство новой Мытищинской станции была приобретена частью у удельного ведомства, частью - у крестьян. В 1892 г. в районе села Большие Мытищи были пробурены 50 скважин глубиной до 30 м, которые соединили общей всасывающей трубой, подающей воду на Мытищинскую, а затем на Алексеевскую насосные станции.

На Алексеевской насосной станции были установлены две паровые машины мощностью по 134 л.с. и производительностью по 18 750 куб.м в сутки. Мытищинская вода подавалась в Крестовские башни, которые были построены по проекту архитектора М.К. Геппенера. Мощность водопровода была увеличена до 1,5 млн. ведер в сутки, усовершенствованы основные сооружения. Было проложено 116 км водопроводной сети, диаметром 100 – 700 мм. Сеть была кольцевой из чугунных труб с асфальтировкой изнутри и снаружи. Как и все сооружения Нового Мытищинского водопровода, городская сеть была рассчитана на перспективное развитие и была способна пропускать до 3 млн. ведер в сутки. Было установлено 1007 пожарных кранов, 1194 колодца, 242 задвижки, 20 вантузов.

Открытие Нового Мытищинского водопровода состоялось в конце лета 1893 года. Этот водопровод сохранил схему предыдущего, но был гораздо совершеннее и надежнее.

1900-е ГОДЫ XX ВЕКА
В 1900 году впервые представлен Русский павильон на Всемирной выставке в Париже, где мировое сообщество открыл для себя удивительную и загадочную страну… страну великих возможностей.

…И опять на повестке дня вопрос о новой реконструкции столичного водопровода. Расширяющееся производство, начавшийся промышленный, а следом за ним и строительный бум, вырастающие как из-под земли заводы Брамлея, Морозова, Гужона, Рябушинского, Мамонтова и других выдающихся промышленников требовали не только все больше рабочей силы, но и все большего количества воды.

С ростом населения Москвы и увеличением водопотребления инженер Н.П. Зимин выдвигает идею использования рек как источников водоснабжения, но решение этой задачи было затруднено из-за сложности фильтрования вод открытых водоисточников. В феврале 1898 года Городской думой была избрана Комиссия для рассмотрения записки и схематического проекта инженера Н.П. Зимина о расширении водоснабжения Москвы, в ноябре 1898 года Городская Дума утвердила основные положения проекта и постановила приступить к выбору места для забора воды. Мнения высказывались различные: некоторые специалисты предлагали брать воду около Шелепихи, другие - около Мневников, третьи - около села Спасского, которое лежало выше загрязняемой речки Ходынки. Правительственная Комиссия рассматривала техническую сторону всех проектов, но единогласно высказалась за забор воды и строительство водоподъемных и очистных сооружений около деревни Рублево, т.к. выше Рублево не было ни фабрик, ни заводов.

В 1899 году по предложению Зимина на берегу р. Москвы, в Савинском переулке, была устроена первая опытная фильтровальная станция воды, оборудованная американскими фильтрами: Джуель, Варрен, Ридель. Таким образом, здесь в небольшом масштабе была представлена американская система очистки воды: коагулирование, отстаивание и быстрое фильтрование.
Пока шли споры, принимались решения, время уходило, и положение с мытищинской водой ухудшалось. Городу надо было спешить с устройством Москворецкого водопровода. Весной 1900 года Городская Дума одобрила предварительный проект и разрешила покупать земли для строительства 1-ой очереди Москворецкого водопровода на доставку 3,5 млн. ведер воды в сутки.

Строительство москворецкого водопровода предполагалось в несколько этапов: сначала обеспечить Москве 3,5 млн. ведер в сутки, затем постепенно довести суточную подачу до 14 млн. ведер. И обязательно предусмотреть пропускную способность труб для пожарных целей в 700 ведер в минуту на один пожар. Кроме того, в проекте предлагалось учесть одновременно 3 пожара, при этом на каждый пожар городской водопровод сможет подавать 700 ведер в минуту. Мытищинскую воду с москворецкой решили не смешивать и одной водой питать одну часть города, а другой водой – другую.

В конце лета 1900 года проект москворецкого водопровода был утвержден Министерством Путей Сообщения.

23 сентября 1900 года городской Голова – князь В.М. Голицын вызвал инженера Бирюкова к себе и, назначая его на строительство Рублевской станции, сказал: « В Москве водяной кризис и в связи с этим положение в городе такое, что если мы к 1 января 1902 года не увеличим подачу воды, то вся городская Управа должна будет уйти в отставку».

Иван Михайлович Бирюков, первый заведующий Рублевской станцией, был выбран князем Голицыным по рекомендации Н.П. Зимина, заприметившего талантливого старательного мастера еще в Мытищах.

1900-е годы.
Строительство и пуск Рублевской водопроводной станции

Очистка москворецкой воды, предназначенной для питания такого большого города как Москва, представлялось делом особой важности, и было поставлено под особый контроль. Обследование реки Москвы было выполнено специалистами в санитарно – статистическом и биологическом отношениях. Вода отличалась значительной чистотой, а река высокой самоочищающей способностью. Второй вопрос – о выборе метода очистки москворецкой воды. Важно было определиться, по какой системе очищать воду: американской или английской. Английская система состоит из отстаивания и медленного фильтрования, когда речная вода с малой скоростью, в течение полусуток проходит длину отстойника, далее песчаные фильтры со скоростью 100 миллиметров час. Американская система включает процесс коагулирования с последующим отстаиванием и скорые фильтры, где вода значительно быстрее проходит через слой песка. Были опробованы экспериментально обе системы.

Работы по постройке Рублевской насосной станции начались в апреле 1901 года прорубкой просек в лесу для устройства дороги от Рублева до Воробьевых гор. Под руководством начальника станции И.М. Бирюкова подготовлены строительные площадки, построены производственные и жилые помещения для рабочих и служащих. И в то же время на другом строительном участке был проложен первый водовод и построено первое отделение воробьевского резервуара.

26 декабря 1901 года началась подача воды в воробьевский резервуар, а 12 января 1902 года пущены в работу отстойник и английские фильтры (предпочтение отдали английской системе очистки воды) – Москва получила долгожданную воду. В 1902-1903 годах продолжались строительные работы 1 очереди, новые сооружения вводились в эксплуатацию.

Однако в весеннее половодье 1903-1904 гг. оказалось, что английские фильтры не справляются с очисткой воды. Пробуют применять предварительное фильтрование, после чего на станции была внедрена комбинированная схема очистки: коагулирование, отстаивание, быстрое фильтрование на предварительных фильтрах и медленное фильтрование на английских фильтрах.

1906 год можно считать еще одним важным этапом в строительстве водопроводной станции. Правительственной комиссией было разрешено применять в строительстве железобетон. Железобетон настолько удобен и выгоден, что именно с этого года кирпичные резервуары были исключены из практики строительства.

Состав сооружений к 1913 году был следующий: водоприемник, 4 пары водоподъемных машин, 13 паровых котлов, 4 отстойника, 38 отделений предварительных фильтров, 16 отделений английских фильтров, сборный резервуар, воробьевский резервуар, три 36 – дюймовых водовода от Рублевской станции до Воробьевых гор. Этот комплекс сооружений позволил давать городу 73 800 куб. м (6 миллионов ведер) фильтрованной воды в сутки.

Строительство сооружений, прокладка водоводов, увеличение емкости воробьевского резервуара с расширением городской водопроводной сети продолжалось и в последующие годы. И уже к 1918 году москворецкий водопровод мог подавать в город 172 200 куб. м (14 миллионов ведер) в сутки.

1913-1920 год
Поиск новых водоисточников для Москвы

Состав сооружений Рублевской водопроводной станции к 1913 году был следующий: водоприемник, 4 пары водоподъемных машин, 13 паровых котлов, 4 отстойника, 38 отделений предварительных фильтров, 16 отделений английских фильтров, сборный резервуар, воробьевский резервуар, три 36 – дюймовых водовода от Рублевской станции до Воробьевых гор. Этот комплекс сооружений позволил давать городу 73 800 куб.м (6 миллионов ведер) фильтрованной воды в сутки.

Строительство сооружений, прокладка водоводов, увеличение емкости воробьевского резервуара с расширением городской водопроводной сети продолжалось и в последующие годы. И уже к 1918 году москворецкий водопровод мог подавать в город 172 200 куб м (14 миллионов ведер) в сутки.
По расчетам, выполненным специалистами водоснабжения, этого количества москворецкой воды должно было хватить до 1921-23 годов, но необычайный рост города опередил все первоначальные предположения относительно потребления воды. Из Москвы-реки нельзя было взять более 20 миллионов ведер в сутки. Надежды на ключевую воду тоже не осталось - многолетние изыскания показали, что в окрестностях города нет мощных источников.

В 1913 году были начаты изыскательские работы для определения нового источника. В первую очередь были обследованы Волга и Ока в радиусе 150 километров. Обе реки считались приоритетными источниками водоснабжения на далекую перспективу как более мощные, чем река Москва. Дебет каждой из них в межень превышал 70 кубических метров в секунду.

О новом источнике воды для города заговорили еще в 1912 году, когда в Москве приступили к строительству второй очереди канализации, охватывающей весь город в пределах Камер–Коллежского вала. Произведенные химические и бактериологические исследования воды рек Волги и Оки показали, что серьезных недостатков, не позволяющих использовать ее для целей водоснабжения города, нет. К недостаткам волжской воды относилась ее значительная цветность, а окская вода отличалась повышенной жесткостью.

Для выбора режимов очистки воды были смонтированы опытные установки: на реке Волге - около Савелова, на Оке – около Коломны, на территории Коломенского машиностроительного завода. В результате исследований было определено, что воду обеих рек необходимо коагулировать. Проект волжского и окского водопроводов был составлен, но вследствие начавшихся первой мировой и гражданской войн, а затем последующей за всеми этими событиями разрухи, все работы были остановлены. Жалобы, часто поступающие от жильцов, были следующего содержания: «Дом, в котором мы живем, не имеет водопровода, и воду доставлял частный водовоз, который в дни революционного переворота скрылся. Мы остались без воды».

Городская Управа распорядилась о постройке на окраинах города большого количества водоразборных кранов. Всего с 1916 по 1920 годы количество водоразборов увеличилось более, чем в два раза, к концу 1920 года население могло брать воду из 223-х кранов.

Декретом от 28 июня 1918 года, подписанным Лениным, предприятия водоснабжения были национализированы и переданы в ведение Московского Совета.

В первую годовщину октябрьской революции, в 1918 году, подача воды снизилась за счет уменьшения населения и сокращения производства заводами и фабриками. В 1919 году наступил общероссийский экономический кризис, что не могло не сказаться на работе московского водопровода. Насосные станции продолжали работать, испытывая недостаток в топливе, переходили с нефти на дрова. Оборудование морально устарело и было значительно изношено.

В 1920 году были заложены основы реорганизации управления коммунальным хозяйством страны. Создается Московское Коммунальное Хозяйство (МКХ). Управление водопроводом стало одним из отделов МКХ.

Продолжение следует...