8 499 763-34-34
Пресс-служба

Эволюция Москвы: водоснабжение столицы

Историческое расследование телеканала "Москва 24" о том, без чего человеку не прожить о воде. Как москвичи жили столетиями без водопровода, и что текло по городским улицам во времена Ломоносова.

Человек не может жить без воды. Даже в современном мегаполисе среди бетона и асфальта вода окружает нас повсюду. Она всегда под рукой, в любой момент. И уже невозможно представить, что когда-то все было по другому. В течение 7 столетий москвичи не могли просто открыть кран и набрать воды.

Когда-то реки окружали стольный град со всех сторон. Само слово Москва означает "топкое, влажное место". Даже имя городу дала река Москва. Первые жители древней столицы брали воду из рек, стирали в реках, выкапывали колодца во дворах, а в дом воду носили в ведрах. И для экономии умывались по очереди из одной лохани.

1339 год - вокруг древней Москвы строится первый Кремль из вековых дубов в метр толщиной. А на случай осады крепости великий князь Московский Иван Калита повелевает устроить стратегический колодец. Под стеной, прямо здесь, где сейчас стоит Тайницкая башня красного Кремля прокладывают дубовые трубы и прямо из Москвы-реки под землей вода поступает в колодец на территорию крепости вот это и был первый водопровод Москвы. От первого водопровода Ивана Калиты не осталось и следа, но дубовыми трубами в Москве пользовались долго. Фрагмент одной из них чудом сохранился до наших дней.

В конце XV века Кремль перестраивают, а самый мощной и неприступной делают эту башню Угловую Арсенальную. Почему? Во время строительства именно здесь нашли подземный родник и по указу царя заключили его в колодец. На протяжение 500 лет эти стены охраняли родниковую воду, которая много раз спасала обитателей Кремля. Родник иссяк только тогда, когда рядом прошли подземные коммуникации. Но древний колодец, ровесник Кремля грозная башня скрывает и сейчас. Наши предки знали, что ценнее воды для человека нет.

В XXI веке столица потребляет больше трех миллионов кубометров питьевой воды в сутки. Протяженность водопроводных труб больше 12 тысяч километров - это как от Москвы до Австралии по прямой. Жителям Москвы достаточно просто открыть кран и получить столько питьевой воды, сколько нужно.

КОРР.: Но чтобы попасть в дома москвичей, вода проходит путь длиной в десятки километров. Югу и западу города воду дает Москва-река. Жители севера и востока получают ее из Волжского источника. А центр так же поделен пополам. Город опоясывают водохранилища, они поддерживают уровень воды в реках, из которых вода и попадает на станции водоподготовки.

Сейчас из Москвы-реки три четверти воды уходит в водопровод. Однако, в эволюции Москвы были времена, когда главная река города , подарившая ему жизнь, могла ее и забрать.

АЛЕКСАНДРА САВКИНА (СПЕЦИАЛИСТ "МУЗЕЯ ВОДЫ"): К власти приходит Петр I. Строятся фабрики, мануфактуры и заводы в основном все строятся по берегам рек. Соответственно отходы сплавляются именно в реки, и воду становится брать опасно из поверхностных источников. Вода - переносчик инфекции.

Речная вода становится непригодной для питья. А ведь английский водопровод, устроенный Водовзводной башней Кремля, обеспечивал москворецкой водой и весь царский двор. Беспечные жители столицы продолжают выливать нечистоты и во дворы. Просачиваясь в землю, они отравляют даже колодцы. Петр I издает указ " о наблюдение чистоты в Москве". Но и это не спасает город . В Москве открывают университет, вот-вот начнут строить театр, а по Тверской и Садовым улицам из-под заборов текут зловонные ручьи. Кучи навоза и гниющего мусора лежит по берегам реки Неглинки круглый год. Начинаются вспышки холеры, дизентерии. А в 1771 году страшная эпидемия чумы всего за полтора года уносит жизни 100 тысяч москвичей это половина населения города. В общем, Екатерине II Москва досталась в ужасающем состоянии.

Императрица понимает: без новых источников воды Москва просто не выживет. Она приказывает выделить 1 миллион 100 тысяч рублей на обустройство водопровода в престольном граде. Это неимоверная щедрость, ведь вся казна тогда была всего 5 миллионов 30 тысяч. Инженеры выбирают село Большие Мытищи оно чуть выше Москвы и там 62 полноводных родника. В Селе Ростокино через реку Яузу возводят акведук.

АЛЕКСАНДРА САВКИНА (СПЕЦИАЛИСТ "МУЗЕЯ ВОДЫ"): Помимо того, что это было замечательное инженерное сооружение это был самый большой мост на территории России XVIII века. Екатерина очень гордилась этим мостом, водила сюда иностранные делегации , всем показывала. Он выглядел, как легкое белое перо.

КОРР.: Но сам водопровод закончили строить только через 25 лет. Россия воевала с Турцией, не хватало ни денег, ни рабочих рук. Спасительная мытищинская вода пришла в Москве только 28 октября 1804 года - это день рождения Московского водопровода. Но Екатерина Великая этого уже не увидела.

Мытищинский водопровод тогда был внушительным техническим сооружением: ключевая вода проходила под землей 17 верст прямо на Трубную площадь и Каланчевку. А когда появились паровые машины, воду повели еще дальше к пяти фонтанам, которые специально для питья поставили на пяти площадях города. После двух веков ожидания чистая ключевая вода наконец пришла в центр Москвы.

Так эволюция московского водоснабжения вышла на качественно новый виток. Вот этот фонтан скульптора Витали на площади Революции один из тех самых первых пяти водоразборных фонтанов Москвы. Почти два века назад народ бежал сюда разбирать воду, выстраивались очереди. Москвичи приходили кто с чем: с чайниками, ведрами, - потому что вода , которую можно было унести в руках, была бесплатной. А вот у водовоза, который брал ее здесь же и развозил в бочках, воду надо было покупать по 10 копеек за ведро. Дело оказалось настолько прибыльным, что к концу XIX века водовозов в Москве было почти 10 тысяч, больше половины на лошадях, остальные на санках и тележках. А водоносов, тащивших воду на себе, вообще никто и не считал.

До середины XIX века водопроводная вода напрямую поступала только в Кремль, тюрьмы, торговые ряды, больницы и городские бани. Миф о немытой России придумали далеко за ее границами. Начиная с XV века, каждую субботу москвичи отправлялись в баню. Французского писателя Теофиля Готье, посетившего Москву уже в конце XIX века, эта традиция поразила. "В Париже не найдется красотки , у которой тело было бы чище, чем у русского мужика, выходящего из бани. Самые бедные моются не реже одного раза в неделю. Эти общие бани без разбору пола стоят копейки." писал восхищенный француз.

Впервые из крана вода потекла в московских домах в 1859 году это был переломный момент в жизни Москвы. Власти наконец разрешили подключать к водопроводу всех желающих, но только за их счет. А цены были такие, что за первые три года в Москве подключили чуть больше 50 домов. А вот улицы вокруг этих домов чище не стали.

АЛЕКСАНДРА САВКИНА (СПЕЦИАЛИСТ "МУЗЕЯ ВОДЫ"): Известно, что во дворах домов стояли деревянные кабинки над выгребными ямами. Вычищали все это ассенизаторы специальные рабочие на обозах, - и вывозили все нечистоты за город по специально разработанным маршрутам . Вся Москва была буквально окольцована грязными зловонными свалками.

КОРР.: В 1874 году инженер-гидротехник Михаил Попов предлагает Городской Думе первый проект московской канализации. Дума его отклоняет. Через 12 лет проект другого инженера Всеволода Кастальского Дума принимает. Почему?

В отличие от Попова, предложившего проект общесплавной канализации, Кастальский решил, что Москве нужна канализация раздельная. Что это значит? Коллекторы для ливневых вод нигде не соединяются с коллекторами для сточных вод, хозяйственно-бытовых. И получается объем воды, которые нужно очищать от грязи, намного меньше.

10 миллион рублей стоила Москве первая очередь канализации, причем 4 из них заплатили людям за выкуп земель в районе Люблино. Но оно того стоило. 30 июля 1898 года в первые в истории Москвы сточные воды столицы потекли не на улицы, а под землю, прямо на Люблинские поля орошения- великий день

К 1918 году была канализирована всего четверть города это центр города, часть Басманных улиц и район Хамовников. Но вскоре Люблинские поля орошения перестали справляться и с такой загрузкой, ведь с момента канализации Москва выросла почти в два раза.

Сегодня протяженность Московской канализации почти 8 тысяч километров, и часть из них это реки и ручьи, которые текут по трубам под землей. Именно реки, они пережили самый бурный век благодаря раздельной канализации, одной из немногих в мире.

АНАТОЛИЙ ЧИБРИКОВ (ГЛАВНЫЙ ИНЖЕНЕР ГУП "МОСВОДОСТОК"): Речка Неглинная, также есть коллектор речки Черторы, коллектор реки Рачки , то есть их много. В они в центре Москвы начали первые заключаться в трубы. Мы стараемся все водные объекты подпитывать естественным образом, то есть дождевым стоком, чистой водой. В результате мы спокойно можем находиться в коллекторе дождевой канализации, потому что здесь в принципе течет чистая вода.

КОРР.: Отходы жизнедеятельности человека текут по отдельным коллекторам. Сегодня все, что смывают в канализацию жители Москвы, проходит полный цикл очистки на очистных сооружениях. Причем Курьяновские и Люберецкие станции Москвы крупнейшие в Европе, а если учесть, что сюда приходят только бытовые и промышленные сточные воды, то и в мире.

Построенные еще в середине прошлого века, очистные сооружения Москвы не раз модернизировались, но лишь в 2011 модернизация наконец-то коснулась не только технологии, но и экологии.

СЕРГЕЙ СОБЯНИН (МЭР МОСКВЫ): Начали активно закрывать аэротенки это очистные сооружения сточных вод. И жители жаловались, что просто невозможно жить, извините, просто вонище вокруг этого. А сегодня уже порядка 80 процентов вот этих запахов устранены. Ротенки накрывают специальными сооружениями, и весь этот неприятный запах абсорбируется. Я думаю, в течение двух-трех лет мы в основном закончим эту работу и вокруг очистных сооружений будет тоже нормальная экологическая ситуация.

КОРР.: Здесь очищают воды и возвращают ее обратно в реку Москву. Хотя это действительно чистая вода, в ней водится здоровая рыба, обратно в водопровод она не попадает, географически. Станции забирают воду с севера, водохранилища там, а после очистки из канализаций вода сбрасывается в реки на юге, то есть ниже по течению.

А в XX веке Москва вновь стала столицей и водопроводу за ней было не угнаться. Индустриализацию город встретил с Рублевской станцией водоподготовки, открытой еще в 1903 году. В итоге, западной части города воды хватало, а вот север и юг вернулись к нормам средневековья ведро воды на человека в сутки. Москва была на грани катастрофы. Инженеры решаются на немыслимое использовать для столицы воды из Волги, которая в 128 километрах от Москвы. Стройка века началась в 1932. Меньше чем за пять лет быстро построено 240 объектов, по два на каждый километр канала и ни одного с похожей архитектурой: шлюзы, плотины, гидроэлектростанции, пристани, мосты. Таких строек в мире не было ни до, ни после. В июле 1937 по каналу имени Москвы волжская вода пришла в столицу, открыв новые возможности для развития города. Это была победа, но далась она дорогой ценой - ценой изнурительного труда политзаключенных: 200 тысяч человек, 128 километров канала, почти на каждом метре останавливалась чья-то жизнь.

Воды так много, что она становится украшением города. В столице больше 400 фонтанов и это лишь часть огромного водного организма , жизнь которого поддерживают теперь не только люди, но и роботы. Они проверяют в коллекторах маленькие трубы, в которых не пройти человек, и через встроенные камеры передают изображение на поверхность мобильной бригаде. Жизнь воды вод землей теперь полностью контролируется роботами . А ведь всего каких-то 40 лет назад в центре города не могли даже менять подземные коммуникации.

АНАТОЛИЙ ЧИБРИКОВ (ГЛАВНЫЙ ИНЖЕНЕР ГУП "МОСВОДОСТОК"): У нас постоянная трубная площадь . Вот это все, каждый дождь, превращалось в Венецию. Там даже в свое время стояли лодки специальные , которые во время дождя, милиция тогда еще организовывала пересадку людей из затонувших троллейбусов на тротуары.

КОРР.: С самого начала XX века специалисты лабораторий на станциях водоподготовки следят за тем, чтобы москвичи пили чистую воду. В 38 году ее стали проверять по двум показателям. А сегодня по двум тысячам органических соединений, которые могут в ней растворяться.

СВЕТЛАНА ГРИГОРЬЕВА (ЗАВЕДУЮЩАЯ ЗАПАДНЫМ ОТДЕЛЕНИЕМ ЦЕНТРА КОНТРОЛЯ КАЧЕСТВА ВОДЫ ЗАПАДНОЙ СТАНЦИИ ВОДОПОДГОТОВКИ): Вода - идеальный растворитель. Практически более, наверное, 95 процентов веществ, которые есть на земном шаре, вода в себе может растворять. Если мы полностью удалим из воды такие элементы, как кальций, магний, то приведем свой организм к разрушению. Поэтому наша цель не сделать воду стерильной, а наша цель сделать воду безопасной для употребления населением.

КОРР.: 250 контрольных точек по городу, 6 тысяч анализов в сутки так проверяют воду, которая течет у нас из крана.

СЕРГЕЙ СОБЯНИН (МЭР МОСКВЫ): Из последних новшеств, которые мы ввели - мы убрали из воды хлор. Заменили гипохлоритом натрий это безопасный совершенно продукт, не имеющий запаха, но по своим свойствам он дает такой же эффект, как хлорка. Но это уже совсем другая вода стала, она уже не пахнет, нет такого запаха - с одной стороны. С другой стороны, новое вещество совершенно безопасно, потому что хлорку хранить, перевозить по городу это такая тоже опасная история.

КОРР.: Как и 8 веков назад, вода вопрос стратегический для Москвы и москвичей. Нам всем нужно столько воды в сутки, сколько одному человеку хватило бы на 300 тысяч лет. Но нас миллионы. И нам нужны тысячи километров труб, тысячи насосов. Нам нужна вода. А эволюция продолжается.